Помните, как там говорила героиня фильма «Москва слезам не верит»?
«Добрый день, товарищи! Мужчины спокойно могут заняться своими делами. Наша продукция
больше заинтересует женщин». Хотя я не уверена, что среди моих читателей много мужчин))) 

Итак, буквально недавно мне вновь задали вопрос о том, можно ли пациентам с аутоиммунными заболеваниями делать всякие косметические процедуры? То, что эти вопросы стали появляться с такой завидной частотой — вполне объяснимо. Ну во-первых, наши пациенты в основном женщины, как и клиенты косметолога. Во-вторых, доступность косметических процедур вызывает интерес. А красивыми хочется быть всем и всегда. В-третьих, подобный интерес можно расценивать даже как комплимент ревматологам и ревматологии в целом. Ещё десять лет назад такие вопросы даже не возникали у пациентов, потому что традиционно ревматические болезни рассматривались с позиции «не до жиру, быть бы живу».

Достижения в лечении аутоиммунных болезней в последние годы значительно улучшили качество и продолжительность жизни этих пациентов. Конечно, когда у пациента терминальная почечная недостаточность или церебральный васкулит, вопрос о том, что и куда себе вколоть вряд ли возникнет. Такие вопросы скорее возникают у пациентов в ремиссии. И что же вы слышите в ответ? Или категоричное НЕТ или СПРОСИТЕ У СВОЕГО ДОКТОРА. Дорогие мои, не стоит обижаться. Мы действительно ничего более конкретного вам сказать не можем. Четких клинических рекомендаций нет, все советы носят характер единичных наблюдений. И нельзя чаще всего не потому что действительно нельзя, а потому что неизвестно.

Я нашла для вас несколько рекомендаций в иностранных источниках. Специалистов, которые прицельно изучают аспекты лечения кожи при аутоиммунных заболеваниях, очень мало. Один из них Эндрю Дж. Фрэнкс младший, доктор медицинских наук, профессор дерматологии и ревматологии, заведующий отделением патологии кожи и соединительной ткани медицинского центра Langone в Нью-Йоркском университете. Эндрю Фрэнкс — один из немногих врачей в США, который имеет сертификаты по дерматологии, ревматологии и терапии. За последние 35 лет он сосредоточился на «иммунологической» дерматологии, то есть на диагностике и лечении людей с волчанкой, склеродермией, феноменом Рейно, дерматомиозитом и др. болезнями.

«Состояние кожи у пациентов с аутоиммунной патологией может значительно ухудшать их самооценку и качество жизни».

По словам Фрэнкса, следует проводить различие между восстановительным лечением поврежденной кожи и чисто косметическими процедурами.

«Пациенты в состоянии ремиссии (!), у которых остаются рубцы и прочие изменения кожи, заслуживают такого лечения даже больше, чем люди, которые проводят эти процедуры по чисто косметическим соображениям», — говорит он.

Однако на сегодняшний день нет чётких научных доказательств того, что косметические процедуры достаточно эффективны у таких пациентов. Например, филлеры используются уже много лет для устранения морщин и других дефектов кожи, но их использование у пациентов с волчанкой или любым аутоиммунным заболеванием, спорно.

Отбеливание кожи.

«Пигментированные области кожи у пациентов обычно не реагируют на отбеливающие кремы и пилинги, потому что пигмент расположен слишком глубоко».

Лазеры.

«В своей практике мы используем лазерные технологии с большим успехом», — говорит доктор Фрэнкс. Результаты этих процедур многообещающие, но пока данных не хватает, чтобы оформить результаты в клинические рекомендации.

Филлеры с коллагеном. Потеря объемов лица является проблемой даже при естественном процессе старения. Для людей с аутоиммунными болезнями процедура сначала выполняется на месте тестирования с использованием небольшого количества препарата. Кроме того, конечный результат может отличаться от желаемого.

Препараты гиалуроновой кислоты также могут временно улучшить состояние кожи. Но стоит помнить, что у наших пациентов повышен риск возникновения аллергических реакций и местных инфекционных осложнений.

«Конечно, мы с осторожностью относимся к этим методам лечения, потому что любая инвазивная технология, может вызвать обострение заболевания», — говорит Фрэнкс.

Существует ряд требований, которые должны быть обязательно соблюдены перед началом любого лечения. Среди них: болезнь должна находиться в состоянии полной клинико-лабораторной ремиссии, лечащий врач должен быть обязательно уведомлен о планируемых процедурах, а также необходимо тщательно проанализировать лечение, которое получает пациент.

Но даже самая тщательная подготовка не может полностью исключить возможность возникновения побочных эффектов.

«Хотя побочные эффекты возникают у наших пациентов чаще, чем у здоровых людей, мы не должны абсолютно всем отказывать в подобном лечении. Мы должны стремиться минимизировать риск возникновения побочных эффектов. Для этого пациент должен пройти полное обследование не только для подтверждения ремиссии болезни, но и для выявления иных причин, которые могут быть препятствием для проведения процедур».

Ну и от себя. Уважаемые друзья, пожалуйста, не задавайте мне вопросы о том, что можно, а что нельзя делать. Мои наблюдения буквально единичны, и не позволяют мне советовать что-либо всем без опасений. Но вы можете в комментариях к посту поделиться своим опытом, рассказать о том, что вы делали, что говорит вам ваш врач и тд.